Орехово-Зуево — Краевестник


Морозовская стачка — взгляд из 2018 года
(исследование А. Бирюковой)

Юбилейный значок «100 лет Морозовской стачке»
Юбилейный значок «100 лет
Морозовской стачке»

Орехово-Зуево стало известно всей стране и вошло в учебник «История СССР» благодаря Морозовской стачке, произошедшей на Никольской мануфактуре 19 января 1885 года. Ключевой фигурой этой социально-экономической драмы был хозяин Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Кº» Тимофей Саввич Морозов, младший сын основателя династии Морозовых.

Конфликт, приведший к стачке, был вызван экономическим кризисом 80-ых годов XIX века. Кризис и его последствия отразились негативным образом на положении рабочего класса. Фабриканты постарались переложить всю тяжесть на плечи рабочих: она сокращали размер заработной платы, накладывали немыслимые штрафы от 30 до 40% ежемесячного заработка. Всё это до предела обострило отношения рабочих с хозяевами. И вылилось в местечке Никольском, где нашлись хорошие вожаки, в Стачку, оказавшую огромное значение для решения рабочего вопроса.

Изучая архивные документы Морозовской мануфактуры, я пришла к выводу, что будь на месте хозяина — Тимофея Саввича — другой человек, может быть, этой стачки и не было бы.

Тимофей Саввич Морозов
Тимофей Саввич Морозов

Т.С. Морозов родился в 1824 году. Как мне кажется, этот поздний ребенок был любимцем отца, ибо именно ему он доверил в начале 1850-х годов функции по организации и управлению производством и торговлей своих фабрик. Он не получил сколько-нибудь систематического образования, зато обладал завидным упорством, цепкой деловой хваткой и огромной силой воли.

Тимофей Саввич не обманул надежд отца. Вот что пишет Губернский механик И.Е. Несытов в 1854 году в «Журнале мануфактур»: «… С.В. Морозов достиг весьма важных экономических и мануфактурных результатов, делающих особенную честь сыну его Т.С. Морозову, которого деятельность и коммерческая тактика немало содействовали усовершенствованию и развитию бумагопрядения во Владимирской губернии».

Современники давали предпринимательской активности Тимофея Саввича весьма высокую оценку. Н.А.Варенцов, видный представитель купечества конца XIX — начала XX вв., так пишет о нём: «Т.С. Морозов был один из выдающихся фабрикантов и незаменимым хозяином. Всю свою жизнь посвятил делу, которое поставил на большую высоту: кто в России не знал товаров Никольской мануфактуры С. Морозова сын?». К сожалению, хозяин Тимофей Саввич, умело подбирал на фабрику служебный персонал и отлично направлял их на пользу производства, но вот социальным вопросам на фабриках уделялось гораздо менее внимания.

Купец и общественный деятель Н. А. Найдёнов отмечал: Тимофей Саввич Морозов «…отличался замечательной энергичностью в развитии хлопчатобумажного дела и довёл производство принадлежавших ему фабрик до высокого положения».

Тот же Найдёнов отмечает, что одним из его главных недостатков было упрямство и самомнение. Этой черте характера Тимофея Саввича посвящает целую главу в книге «Дед умер молодым» и его правнук. Вот это упрямство и привело к тому, что Морозовская мануфактура прогремела на всю страну стачкой 1885 года.

Как известно, стачка началась 7 января (ст. ст.) 1885 года. Основные требования, которые выдвигали рабочие, касались уменьшения штрафов, а также оплаты за вынужденный простой.

Новоткацкое заведение — эпицентр стачки 1885 г
Трёхэтажное здание слева – Новоткацкое
заведение – эпицентр стачки 1885 г.

Вожаки стачки надеялись поднять рабочих всего Орехово-Зуева, но это не удалось. Уже на следующий день утром все окрестные фабриканты вывесили повсюду объявления о том, что «штраф прощается и прибавка заработка на 10% на все работы». И поэтому рабочие других мануфактур не примкнули к стачечникам.

И только Т.С. Морозов отреагировал по-своему. Он не допускал переговоров со стачечниками и тем более уступок рабочим. С самого начала он требовал от властей только одного: больше войск для подавления «бунта». В Никольское с войсками приехал владимирский губернатор И.М. Судиенко, начальник губернского жандармского управления, окружной прокурор, прокурор Московской судебной палаты. Не было Т.С. Морозова, который появился только днём 8 января.

Судиенко выслушал рабочих: «Нас замучили штрафами. Пища плохая. По капризу хозяина не работаем по несколько дней. Хотели бы уйти, не отпускают: подписка взята. Извольте просмотреть у хозяина расчётные штрафы. Придираются к каждой штуке товара: нитка оборвется и то штраф, а без этого нельзя, потому что работа идет сразу на двух станках. Не работали 7 января, потому что считаем за праздник, прежде 3 года тому назад в этот день не работали. В течение месяца, что вырабатываем с семьей, получаем меньше половины. Делают вычет за баню, больницу, отопление, освещение, — за всё платить приходится. Начнём говорить — пригрозят: «уходи».

Губернатор, видя твёрдость и единодушие рабочих, обещал переговорить с Морозовым по существу предъявленных требований, но тот вёл себя на встрече с губернатором вызывающе и требовал подавить забастовку. В виде уступки обещал, что в случае прекращения забастовки, он увольняет ненавистного рабочим мастера Шорина и возвращает штрафы за 2 месяца.

С этим не согласились рабочие. И стачка продолжалась. Рабочие передали губернатору новые требования к фабриканту. Губернатор постоянно переговаривался по телеграфу с Т. Морозовым, который уехал в Москву. Но упрямство Морозова одержало верх. 2750 казаков и солдат было направлено для подавления Морозовской стачки…

«Морозовская стачка 1885 года», А.Н. Шапошников, А.М. Куров, 1961 г.
«Морозовская стачка 1885 года», А.Н. Шапошников, А.М. Куров, 1961 г.

А всё могло пойти по совершенно иному сценарию, если б Т. Морозов, преодолев своё самолюбие, признался хотя бы самому себе, что действительно драл с рабочих три шкуры, и пошёл на переговоры.

Во Владимирском архиве есть материалы о стачке рабочих на фабрике Товарищества мануфактур Викула Морозова с сыновьями в октябре 1895 года. Вот как рассказывает об этом Старший Фабричный инспектор Астафьев, который выезжал в это время в Никольское. 2 октября 1895 года в местечке Никольском на фабрике В. Морозова забастовали рабочие-плисорезы. Поводом к этому послужило вывешенное 29 сентября в плисорезном отделении объявление о новой пониженной расценке сдельной платы с 1 октября, хотя срок найма на прежних расценках истекал лишь 18 октября.

Найдя такое объявление несправедливым и невыгодным, плисорезы в числе 140 человек прекратили работу, и, несмотря на оправдания фабричной администрации, не вышли на работу как 2-го, так и 3-го числа. Фабричный инспектор Микулин пытался объяснить рабочим незаконность их действий, предлагал им немедленно выйти на работу или получить расчёт в фабричной конторе по 18 октября. За расчётом никто не явился. На работу тоже не вышли.

3 октября приехал директор Правления Иван Кондратьевич Поляков. Он с каждым бастовавшим рабочим отдельно разговаривал в конторе, опрашивая их о желании или нежелании работать. С каждым! Оказалось, что только 22 человека пожелали взять расчёт, а остальные вышли на работу. Фабричная же администрация изменила своё решение и ввела пониженную расценку в плисорезном отделении, сначала увеличив размер самого заработка. И 4 октября работа фабрики восстановилась. Вот как действует настоящий хозяин, если хочет порядка на фабрике. И это не было единичным случаем у В. Морозова. Всегда очень быстро и своевременно Правление этой фирмы решало рабочие вопросы, идя на компромисс и не доводя дело до большой драки.

К сожалению, Тимофей Саввич не желал компромиссов. И это не только в случае с забастовкой 1885 года: в архивных фондах Владимира есть и другие примеры, когда его самолюбие и строптивость мешали урегулированию даже простых рабочих вопросов.

Модель С.Т.Морозова (скульптор А.Матвеев).У ног брошенные химические реторты
Модель С.Т.Морозова (скульптор
А.Матвеев). У ног брошенные
химические реторты.

Процесс над стачечниками показал, что правы были рабочие. Этому же доказательством служило и то, что администрация фабрик, убеждённая приехавшими восстановить порядок властями, сняла штрафы и удалила главного мастера А.И. Шорина. К слову — увольнение А.И. Шорина нанесло большой вред производству, ибо это был опытнейший профессионал в ткацком деле, написавший учебник «Опыт практического руководства по ткачеству хлопчатобумажных тканей» (этот учебник использовали и в советское время для преподавания в Текстильной академии им. А.Н. Косыгина — ныне МГТУ им. А.Н. Косыгина), но именно он был ближайшим начальником к рабочим, который выписывал штрафы, поэтому и весь гнев рабочие вылили на него.

Бастовавшие рабочие не нарушили закон, как говорил Ф.Н. Плевако на судебном процессе «они отказывались от недолжного и добивались должного», т.е. восставали против всякого произвола фабричной администрации.

Самолюбие Тимофея Саввича, конечно, сильно пострадало, даже настолько, что с ним случился первый удар, после которого он месяц пролежал в горячке. К делам на фабрике он не хотел возвращаться. Пришлось его сыну Савве Тимофеевичу Морозову оставить свои мечты стать учёным-химиком и начать новую жизнь — директора Никольской мануфактуры. А ведь если б не упрямство Т.С. Морозова в 1885 году, может быть, из Саввы Тимофеевича получился бы выдающийся учёный, да и не закончилась бы его жизнь в 43 года?

Использованы материалы из книг В.Я. Лаверычева, А.М. Соловьёвой «Боевой почин Российского пролетариата» и И.С. Морозовой «Савва Морозов. Сквозь призму времени», материалы Государственного архива Владимирской области.

Заслуженный работник культуры МО А. Бирюкова
Фото предоставлены Морозовским клубом
сайт Морозовского клуба

19.01.2018 г.

 

top.PhotoPulse.ru - рейтинг фоторесурсов
Game's TOP-100 Counter
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

© White Mouse 2001-2018 г.


    Rambler's Top100  Яндекс цитирования
Использование текстов и изображений с White Mouse Site в качестве элементов
других сайтов без разрешения администратора запрещено!