Орехово-Зуево


Она была главой семьи…

Ореховозуевцы, безусловно, должны сохранить благодарную память и осознать свой неоплаченный долг перед предпринимателями — благотворителями Морозовыми. Не только потому, что в конце 1990-х возле городского парка варварски сожгли 120-летнее здание уникальной дачи М.Ф. Морозовой. Не только потому, что до сих пор на малой родине меценатов не поставлен памятник никому из замечательной династии. И не только потому, что на долгие годы затянулась реконструкция Зимнего театра… Морозовы своей жизнью и деятельностью преподали достойный пример и своим детям и землякам в том, как надо служить Отечеству, относиться к людям, к работе. Поэтому даже в голову не приходит назвать Морозовых олигархами-кровопийцами.


М.Ф. Морозова. Фото из архива
орехово-зуевского краеведческого
музея

21 февраля, по новому стилю, исполнится 185 лет со дня рождения Марии Фёдоровны Морозовой (1830-1911 гг.) — известной благотворительницы Орехово-Зуева, Москвы и России, матери Саввы Морозова. Один из её современников, известный представитель столичного купечества и пайщик Никольской мануфактуры Павел Бурышкин рассказывал о ней, как о женщине «очень властной, с ясным умом, большим житейским тактом и самостоятельными взглядами». Как и П.А. Бурышкин, многие люди, знавшие Марию Фёдоровну, считали ее «подлинной главой семьи». Именно М.Ф. Морозова — как свидетельствует автор книги «История длиною в век» (о Зимнем театре) наша землячка Александра Бирюкова — приблизила завершение семилетнего «долгостроя»: незадолго до своей кончины выделила на отделку здания Зимнего театра двести тысяч рублей. Можно сказать, это была её «лебединая песня» в память о сыне.

Сама Мария Фёдоровна Морозова, как повествуют её биографы, происходила из семьи казанских татар, принявших православие, но, войдя в семью Морозовых, перешла в старообрядчество — таково было непременное условие Тимофея Саввича. Она была дочерью зажиточного купца второй гильдии Фёдора Семеновича Симонова. Основа её капитала, судя по публикациям историка, научного сотрудника ИРИ РАН Г. Н. Ульяновой, была заложена ещё прадедом Андреем Симоновым, а дед, Иван Симонов, являлся купцом 2-й гильдии, имел крупную шелко- и бумаготкацкую фабрику в Москве. В 1840-х годах отец Марии считался одним из крупнейших московских фабрикантов — владел тремя предприятиями с общим числом рабочих более 1300 человек. Ещё маленькой девочкой будущая хозяйка Никольской мануфактуры стала свидетельницей благотворительной деятельности своих родителей. Благодаря им многие московские сироты и девочки из бедных семей смогли обучиться портновскому делу. Одна из первых таких школ называлась «Симоновской» и действовала вплоть до 1917 г., без малого 80 лет.

В советское время, как известно, образ М.Ф. Морозовой подвергся значительным искажениям. Некоторый негатив был, к сожалению, добавлен отдельными штрихами и в повести её правнука писателя С.Т. Морозова «Дед умер молодым» и в очерке А.Н. Сереброва. В современных изданиях серьёзных исследователей, историков — Г.Н. Ульяновой, И.В. Поткиной, А.И. Федорец и др. — дана объективная оценка жизни и деятельности настоящей подвижницы, убеждённой староверки, патриота, весьма внимательной и милосердной к людям, в том числе и по отношению к старшему сыну Савве. Приведу аргументы писательницы Анны Федорец, не так давно побывавшей в Орехово-Зуеве на заседании «Морозовского клуба». «Что касается отношений Марии Фёдоровны со старшем сыном,» — пишет она в книге «Савва Морозов», изданной в серии ЖЗЛ в 2013 г., — «то между ними не было того напряжённого противостояния, которое якобы привело к отчуждению его от ближайших родственников. Да, Мария Фёдоровна соглашалась далеко не со всеми поступками своевольного Саввы… заботливая мать, она старалась ненавязчиво оградить сына от возможных опасностей, от связей с ненадёжными людьми, в том числе и с Горьким…» В книге «Избранное» нашего известного краеведа-земляка Владимира Лизунова упоминается разговор Марии Фёдоровны с дочерью Юлией, в котором мать резко высказывалась против дружбы Саввы с Максимом Горьким, который, по её мнению, под видом дружбы использовал капиталы сына. Да и сам писатель, по её словам, был «совсем не из бедных», а его дедом был купец второй гильдии, оставил сыну и внуку хорошее наследство. Мать была категорически против дружбы сына с актрисой Андреевой и с инженером-революционером Красиным, которая и привела мецената к трагической развязке.

М.Ф. Морозова проявляла о старшем сыне материнскую заботу, поддерживала его материально. Один из ярких примеров: перечислила на его счёт более ста тысяч рублей для строительства знаменитого особняка в Москве на Спиридоновке (ныне — Дом приёмов МИД России). Да и сам Савва Тимофеевич постоянно навещал мать, заботился о её здоровье. Воспитывая детей (а у неё с мужем, вместе с сыном Саввой, их было десять — до взрослого возраста дожили шестеро), Мария Фёдоровна и Тимофей Саввич всегда придерживались принципа: «Делай так, чтобы тебе было хорошо, а другим не было бы плохо». Видимо, Савва Тимофеевич — как и его брат Сергей и сёстры — хорошо усвоил наказ родителей, ведь и про него люди говорили, что он «жил сам и жить давал другим».

После смерти в 1889 г. мужа Тимофея Саввича, с которым прожила в любви и согласии 43 года, Мария Фёдоровна возглавила крупнейшее в России текстильное предприятие — Товарищество Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко». М.Ф. Морозову отличали неукоснительное следование христианским обрядам и обычаям, активная благотворительная деятельность, высокая образованность, она знала немецкий и французский языки, литературу, являлась блестящим менеджером, прозорливо строившим бизнес-стратегию фамильной фирмы.

Благодаря ей была построена и известная богадельня имени Тимофея Савича Морозова в Орехово-Зуеве — ныне это третий корпус на территории МГОГИ. На счёт богадельни по завещанию М.Ф. Морозовой в 1911 г. поступило восемьсот тысяч рублей. Единственная среди представительниц купечества Российской империи, М.Ф. Морозова удостоена знака отличия (Мариинского знака) за двадцать пять лет беспорочной службы в благотворительных заведениях по Ведомству учреждений Императрицы Марии Фёдоровны.


Усыпальница рода фабрикантов Морозовых
на Рогожском кладбище. Фото с сайта temples.ru

Своё завещание М.Ф. Морозова составила за три с половиной года до кончины. Чтение этого документа, по словам авторов книги «Савва Морозов» Татьяны Морозовой и Ирины Поткиной, ни одного человека не могло оставить равнодушным. Состояние одной из самых богатых женщин царской России превышало тридцать миллионов рублей. Распорядилась она своим богатством как достойная мать и бабушка: никого не забыла и никого не обделила.

Похоронена Мария Фёдоровна на старообрядческом Рогожском кладбище в Москве. Она оставила о себе добрую память в сердцах многих современников — от простых рабочих Никольской мануфактуры и студентов до князей, генералов, профессоров и священнослужителей. Духовник благотворительницы священник Елисей Мелёхин в день её похорон сказал: "…венки, как трава, скоро завянут, венок же, который Мария Фёдоровна сплела себе из неувядаемых цветов добрых дел, не завянет во веки веков".

Евгений Голоднов,
председатель объединения «Радуница»,
член Союза краеведов России.

19.01.2015 г.

 

top.PhotoPulse.ru - рейтинг фоторесурсов
Game's TOP-100 Counter
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

© White Mouse 2001-2018 г.


    Rambler's Top100  Яндекс цитирования
Использование текстов и изображений с White Mouse Site в качестве элементов
других сайтов без разрешения администратора запрещено!