Орехово-Зуево - Страницы истории


Морозовская стачка

Когда в 1807 году Наполеон вынудил Россию отказаться от союза с Англией, российский рынок вскоре остался без английских тканей. Избавленные от английской конкуренции текстильные фабрики стали бурно развиваться. После московского пожара в 1812 году, при котором сгорели почти все столичные фабрики, создались еще более благоприятные условия для роста промышленности в провинции...

На Никольской мануфактуре рос поток рабочей силы. Крестьяне находились в тяжелых материальных условиях, а поступающие работать на фабрику принимались в старообрядчество. Крестьяне считали это очень выгодным, так как за принятие старообрядчества фабриканты-старообрядцы давали льготный заем для быстрого выхода из крепостного состояния и для покупки квитанции, избавляющей от набора в царскую армию.

К концу 80-х годов XIX века по концентрации производства и рабочих Орехово-Зуево занимало третье место в России после Москвы и Петербурга.


«...Боже мой, какой это ад! В ткацкой с непривычки нет возможности за грохотом машин слышать в двух шагах от человека не только то, что он говорит, но даже, что он кричит. Воздух - невозможный, жара и духота, вонь от людского пота и от масла, которым смазывают станки; от тонкой хлопковой пыли, носящейся в воздухе, в ткацком отделении получается своеобразный вид мглы. И в такой обстановке надо простоять человеку более 10 часов на ногах...»

Из воспоминаний революционера С. Синегуба, посетившего текстильную фабрику.


Во главе «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова сына и К°» стоял Тимофей Саввич Морозов - властный фабрикант с огромной жаждой наживы. Штрафы и обворовывания рабочих - главное, на чем он строил управление на фабриках.
При найме у рабочих брали залоговые деньги, которые вкладывались в производство. Рабочий день длился 12-14 часов, порой текстильщики работали и в праздники. Широко использовался женский и детский труд. В 1882 году мужчины получали в месяц 14-15 рублей, женщины - 10-11 рублей, подростки - 5-6 рублей. С 1882 года Морозов стал сбавлять плату рабочим и до 1884 года провел 5 сбавок. Штрафы по всей фабрике составляли четверть заработка, а у отдельных рабочих доходили до половины зарплаты. А штрафовали буквально за все: за некачественную работу, за непосещение церкви, за курение, за пение в казарме, за прогулы, за неснятие шапки перед хозяином... Зарплату умышленно задерживали, вместо денег выдавали особые талоны, по которым рабочих принудительно снабжали продуктами через харчевую лавку, приносившую до 100% прибыли.


«...Для отопления 14-15 комнат ставится одна маленькая железная печка, от которой идут трубы кровельного железа по всей квартире; ...зимой от сырости одежда портится и не просыхает целыми неделями, а у живущих болит голова... Комнаты отгораживаются одна от другой перегородкой из самых тонких досок. Часто доски употребляются из больших ломаных бочек или ящиков, и между ними можно просунуть палец в другую комнату... Перегородки всюду делают не до потолка... и нельзя найти комнаты, в которой разговаривающие два-три человека не были бы слышны в следующих комнатах...»

Из письма И.В. Бабушкина «Фабрично-рабочий квартирный вопрос в Орехово-Зуеве».


Жили текстильщики в казармах, по 2-3 семьи в каморке. Для холостых в больших помещениях строились нары в 2 этажа.
Большинство рабочих были крестьянами, нанимавшимися на фабрики только в осенне-зимний период.

Несправедливые условия найма, произвол администрации, штрафы и задержки зарплаты, плохие условия труда вызывали у рабочих открытое недовольство.


П.А. Моисеенко

Возглавил борьбу за права текстильщиков Петр Анисимович Моисеенко (1852-1923 гг.). Уроженец Смоленской губернии, подростком он приезжал на фабрику Зимина, там получил профессию. В 1873 году уехал в Петербург, где работал ткачом на фабрике англичан братьев Шау. Там он познакомился с Г.В. Плехановым (революционер, один из первых пропагандистов марксизма в России), С.Н. Халтуриным, В.П. Обнорским (революционеры, организаторы «Северного Союза русских рабочих») и принял активное участие в первой экономической стачке рабочих. Настоящая фамилия молодого ткача была Анисимов. За участие в забастовках и митингах он был сослан в Восточную Сибирь вместе с другом Лукой Ивановым. Из ссылки они вернулись в 1883 году. Будучи на примете у властей, Анисимов сменил фамилию на Моисеенко и решил обосноваться в уже знакомом ему Орехово-Зуеве.
Осенью 1884 года Моисеенко поступил на Новоткацкую фабрику Тимофея Морозова. Там он познакомился с Василием Волковым, который придерживался таких же революционных взглядов, что и Моисеенко. Через некоторое время Моисеенко организовал на фабрике кружок единомышленников, куда вошли Ф. Шелухин, В. Волков, Л. Иванов, М. Козлов и другие. Задачей кружка была подготовка стачки.

В декабре 1884 года ткацкий мастер Шорин отказал в просьбе рабочих о прибавке зарплаты.
А утром 5 января 1885 года контора Тимофея Морозова объявила 7 января («Крещение Господне») рабочим днем, когда как рабочие на Викуловских и Зиминских фабриках собирались праздновать Крещение 2 дня...
Это было последней каплей. По инициативе Моисеенко 5 января вечером в трактире Конфеева собрался стачечный актив для выработки плана выступления.
Днем начала стачки выбрали 7 января и поклялись в этот день остановить фабрики.
На следующий день в трактире Трофимова «на Песках» ( сейчас - район завода Респиратор. Раньше после разлива Клязьма оставляла в этом месте песчаные наносы, что и дало такое название) собралось более 50 человек для детального обсуждения плана.
По плану первыми забастовку начинают ткачи, соберутся у входа на фабрику, предъявят требования администрации. Ткачей поддержат прядильщики и рабочие других фабрик. Забастовку провести мирно, без применения силы, без порчи зданий и имущества. Предъявив требования, разойтись по домам.

Вечером того же дня один из рабочих выболтал план стачки и день ее начала конторщику Гаранину, а тот должил об этом директору фабрики М. Дианову.
Администрация немедля создала группу из 400 человек для противодействия рабочим. В нее вошли разнорабочие с конного двора, в основном татары, сторожа, вооруженные ломами, дубинками, оглоблями.
К 5 утра десятники с чернорабочими встали у входа на фабрику и стали загонять подходивших ткачей в помещение силой. Тогда Моисеенко и Волков договорились с рабочими о начале стачки изнутри.
По корпусам прокатилось: «Гаси свет! Выходи во двор!»
Подростки завернули газовый кран у потолка. Освещение погасло. Станки, которые запустили некоторые рабочие, остановились. По проходу рабочие перешли на прядильную фабрику и там перекрыли газовые краны.
Все вышли на фабричный двор, затем на улицу и двинулись к старой ткацкой фабрике, из выхода которой уже валил народ. Вдруг раздался крик: «Наших бьют!» - охрана избивала во дворе фабрики ткачих. Стачечники дали охранникам отпор и прогнали за Клязьму.


«...в 10 утра из красильного заведения вышла громадная толпа людей. Во главе какой-то парень (Василий Волков) нес знамя - большой кусок материи, убранный лентами, прикрепленный к длинному шесту...»

Из последующих показаний в суде одного из рабочих.


Моисеенко повел рабочих на механический завод и там остановил работу. В это же время Волков с группой рабочих прибыл на красильно-отбельную фабрику и остановил паровое отделение. Красильщики присоединились к забастовщикам. Затем были остановлены лесопилка и химический завод. К 9-ти утра все фабрики Тимофея Морозова встали.

Для предъявления требований Моисеенко направился к дому управляющего фабриками Дианова, но тот сбежал из дома и дал телеграммы в Москву и Владимир, прося о помощи.
Рабочие разгромили дома Шорина, директора бумагопрядильной фабрики Лотарева, харчевую лавку и хлебопекарни, выбили стекла в конторе. Погром следующего на очереди Кооперативного магазина Потребительского общества (Бывший магазин № 1 на улице Ленина) удалось остановить. Вся администрация Тимофея Морозова разбежалась.


В.С. Волков

Итак, первая часть плана стачки была выполнена - фабрики встали, стачка стала всеобщей. Моисеенко и Волков настояли на том, чтобы рабочие разошлись по домам.
Старые ткачи предложили написать прошение батюшке-царю, попросить защиты. Моисеенко на собственном опыте знал, что никаких иллюзий насчет царских милостей питать не стоит. Переубедил он морозовских ткачей только наполовину. Они согласились не писать царю, но решили отправить срочную депешу в Петербург министру внутренних дел с просьбой прислать представителя для выяснения причин стачки и обоснования требований бастующих.
В свою очередь Тимофей Морозов из Москвы дал 2 телеграммы министру внутренних дел и несколько - Владимирскому губернатору Судиенко с просьбой принять срочные меры. О забастовке стало известно царю Александру III.

В ночь с 7 на 8 января в Никольское прибыли Судиенко и два пехотных батальона 12 Великолукского полка. Из Покрова прибыли конные войска.
Утром 8 января Никольское было оцеплено патрулями. Судиенко приказал привести по 10 человек от каждой казармы во двор конторы.
Волков объяснил ему причину волнений рабочих. Губернатор отпустил задержанных и попросил подождать приезда Тимофея Морозова.
Морозов приехал днем, посовещался с губернатором и прокурором, сделал незначительные уступки и уехал в Москву. Условия фабриканта не удовлетворили рабочих.
На следующий день красильщики, поддавшись уговорам директора красильной фабрики, вышли на работу, но забастовщики не дали им работать.

Вечером 9 января в 8-й казарме в каморке Волкова собрались руководители стачки и составили «Требования по общему согласию рабочих», которые состояли из 2-х частей.
Первая часть, написанная Волковым, включала 7 пунктов и касалась улучшения условий работы на фабриках Тимофея Морозова.

  1. Хозяин должен возвратить рабочим штрафы, начиная с Пасхи 1884 года.
  2. Товарищество имеет право за период с Пасхи 1884 года до стачки оставить себе в виде штрафа только 5% от заработка рабочего.
  3. Если хозяин пожелает рассчитать кого-либо из рабочих, то должен выплатить зарплату за весь период найма, до Пасхи 1885 года, т.е. до 23 марта.
  4. Восстановить расценки за работу, существовавшие в 1880-1881 годах.
  5. Оплатить рабочим за все дни стачки по 40 копеек в день, так как стачка вспыхнула по вине Морозова.
  6. Не задерживать выдачу харчей и хлеба в лавках в период стачки, так как расчет за них был произведен конторой вперед еще в декабре.
  7. Уволить мастеров и служащих, фамилии которых будут дополнительно указаны рабочими.

Вторая часть состояла из 14 пунктов и имела общероссийское звучание (своего рода рабочие законы). Эту часть составил Моисеенко. Наиболее примечательными историки считают следующие пункты:

  1. Издание государственного закона о штрафах на фабриках страны с целью ограничения произвола предпринимателей.
  2. Согласно закону, штрафы не должны превышать 5% с заработанного рубля.
  3. Рабочие должны предупреждаться о плохой работе и вызываться в контору для наложения штрафа не более 2-х раз в месяц.
  4. Вычет за вынужденный прогул рабочего не должен превышать 1 рубля.
  5. Издание государственного закона о найме фабричных рабочих. Согласно закону, должен быть изменен порядок найма и увольнения на фабриках. Рабочий должен иметь свободное право ухода с предприятия по собственному желанию, заявив за 15 дней об этом администрации, и уйти без всяких вычетов и задержек. Фабрикант имеет право уволить рабочего, поставив в известность о расчете за 15 дней. Нарушающие этот принцип фабрикант или рабочий, компенсируют это двухнедельным заработком.
  6. ...
  7. Определение недоброкачественности готового изделия должно устанавливаться путем предъявления товара и при свидетелях от рабочих. Результаты осмотра записывать в товароприемную книгу...
  8. ...
  9. ...
  10. ...
  11. Ввести государственный контроль над зарплатой рабочего.
  12. Выдачу зарплаты производить не позднее 15 числа каждого месяца или в первую субботу после 15.
  13. Простой рабочих по вине капиталиста должен оплачиваться не менее, чем по 40 копеек в день или по 20 копеек в смену.
  14. Свободный выбор старост в рабочих артелях.

Таким образом, в «Требованиях» Никольские рабочие продиктовали царскому правительству основные положения фабричного законодательства, выразившие интересы промышленного пролетариата всей России.

10 января хозяин в Орехово-Зуево не приехал, и рабочие не дождались ответа на свои требования. Вечером из Москвы прибыл поезд с 4-мя сотнями казаков 1-го Донского казачьего полка.

11 января царь, получив докладную записку министра внутренних дел Д. Толстого, отказался давать какие-либо уступки и облегчения, и Толстой отдал приказ об усмирении бунтовщиков.
Когда к 10 часам утра у переезда железной дороги собралась многотысячная толпа, и Волков попытался зачитать Судиенко свои требования, губернатор приказал арестовать зачинщиков. Безоружные рабочие против только и ждущих приказа солдат со штыками наперевес - силы были явно неравны. Переговоры завершились избиением рабочих и арестом около 50 человек (с Волковым и Шелухиным).
Вторая группа рабочих во главе с Моисеенко узнала об аресте Волкова. С помощью рабочих из ближайших казарм удалось прорваться через заслон казаков и солдат на фабричный двор и освободить большую часть арестованных.
Моисеенко был легко ранен. Попытка Судиенко арестовать вожака стачки не удалась, рабочие скрыли его в гуще толпы.
Волкова и Шелухина освободить не удалось. Вечером того же дня поезд увез арестованных во Владимирскую тюрьму.
Судиенко запросил у Толстого еще 2 сотни казаков и батальон пехоты. Уличная схватка рабочих Орехово-Зуева с войсками 11 января 1885 года стала невиданным доселе по масштабу актом борьбы пролетариата России за свои права.

12 января ознаменовалось началом массовых арестов стачечников и высылкой их без имущества и документов по месту жительства. Оставшимся рабочим было предложено выйти на работу.
Всего в Орехове было сосредоточено 6 сотен казаков и 5 пехотных батальонов. Никольское было объявлено на военном положении, переходы в Зуево, Дубровку были закрыты.

13 января - Судиенко приказал не выдавать продукты из лавки тем, кто не вышел на работу.

14 января - аресты и высылка продолжались. Рабочих силой загоняли на фабрики. Удалось заставить работать 600 человек. Моисеенко тайком добрался до Москвы.

16 января - выслано еще 300 человек. Арестован Лука Иванов.

17 января - стачечники отступили. Моисеенко вернулся из Москвы. В квартире брата в Ликино его арестовали и на следующий день увезли в Орехово.

Судиенко послал очередную телеграмму Толстому: «Народ охотно идет под арест, увещевания особых результатов не приносят...»
Министр сообщил правительству, что на Никольских фабриках работает 4508 человек, хотя на самом деле их было дай бог половина от названной цифры.

20 января - губернатор доложил царю о восстановлении порядка.

21 января - в Орехово приехал Тимофей Морозов. Уволил кучу народа, а для найма новых рабочих разослал агентов по деревням.

24 января - к работе приступило чуть больше половины всех рабочих (4328 из 8000!)
Убыток от остановки фабрики составил 35 тысяч рублей. К концу января из Никольского было выслано около 800 человек.
Фактически, стачка продолжалась 17 дней - с 7 по 23 января. Тимофей Морозов согласился отменить штрафы, уволить мастера и служащих, особо ненавистных рабочим, дал расчет тем, кто не желал работать на прежних условиях.

К суду во Владимире было привлечено 43 человека. Первый процесс состоялся 7-8 января 1886 года.
Моисеенко, Волков, Иванов и другие находились в заключении болше года. Адвокату, осуществлявшему их защиту, удалось доказать злостное нарушение законов и произвол администрации Тимофея Морозова. Тем не менее, руководители стачки получили по 3 месяца ареста, остальным дали еще меньше.

Второй процесс с участием присяжных состоялся над 33-мя стачечниками, которых обвинили в нападении на караул, погромах и уличных беспорядках. Процесс начался 23 мая 1886 года. На нем мастер Шорин признался, что штрафовал за хорошую работу - так требовал хозяин, что зарплата за два года понижалась 5 раз... Морозов был уличен.
Присяжные оправдали подсудимых. Все были освобождены.
(Моисеенко и Волков 2 месяца пробыли в тюрьме, затем отправились в ссылку. Моисеенко - в Архангельскую губернию на 5 лет, Волков - в Вологодскую на 3 года, где умер от туберкулеза в 1887 году... Моисеенко же впоследствии участвовал в Октябрьской революции, затем в гражданской войне. Незадолго до смерти, Моисеенко побывал снова в Орехово-Зуеве, присутствовал на открытии памятника В.А. Барышникову (большевик, комиссар Реввоенсовета). Умер Моисеенко в Харькове в ноябре 1923 года и похоронен в Орехово-Зуеве у подножия памятника Борцам Революции на Дворе Стачки 1885 года.)

3 июня 1886 года царское правительство приняло законы о штрафах и найме.

Впервые «Морозовской» стачка была названа Г.В. Плехановым. Это было первое спланированное и организованное политическое выступление рабочих против самодержавия, в котором приняло участие несколько тысяч человек, и впервые в России требования забастовщиков вышли за рамки отдельно взятого предприятия, выразив интересы всего рабочего пролетариата.

 

top.PhotoPulse.ru - рейтинг фоторесурсов
Game's TOP-100 Counter
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

© White Mouse 2001-2018 г.


    Rambler's Top100  Яндекс цитирования
Использование текстов и изображений с White Mouse Site в качестве элементов
других сайтов без разрешения администратора запрещено!